26 октября 2012 г.

Знакомство с брендом: Isthmus [Теплое семейное]


Создатели бренда Isthmus обратили внимание на перспективную и свободную нишу – независимое производство вязаных вещей. О том, легко ли быть первым, как пройти процесс от поиска пряжи до готового свитера и почему любовь к природе помогает общему делу, рассказывает соосновательница Isthmus Полина Дернова.

Кадр из первого лукбука Isthmus. Серый меланжевый свитер.

 
МБ:  Мы знаем, что Isthmus – семейный бренд. Семейное производство в 21 веке – это вещь, о которой, вроде бы, все мечтают, но которая в то же время кажется невозможной. Как у вас это получилось?

Полина:  Мы всей семьей любим простую одежду, вязаные вещи, а на рынке мало того, что мы хотели бы купить, именно натуральных вязаных вещей – свитеров, шапок. На общем семейном совете мы решили, что хотим производить их сами. У брата Антона экономическое образование, мама у меня художник и, так сложилось, что все заняли какую-то ячейку работы, а общие решения принимали вместе. Мама когда-то работала на производстве в ателье, - она знает весь процесс, сама умеет шить, вязать, разбирается в материалах. Она помогала с техническими вопросами. Экономические и финансовые вопросы решали мы с братом. Над эскизами работали все вместе - кто умеет рисовать, тот рисует, кто не умеет рисовать, тот предлагает, что улучшить. Так и получилось, что мы распределили роли и наслаждаемся совместной работой. 

Фирменный пакет с логотипом Isthmus.



 
МБ: Расскажи, как распределились роли. Это же так интересно – вас пятеро и каждый занимается в Isthmus чем-то своим.

П: Все понемногу делают все, но, например, когда мы начинали, открытием фирмы и бухгалтерией занималась я. Вопросами по договорам реализации занимался Антон, финансами тоже он. Таким образом, бухгалтерию и финансы мы распределили между мной и братом. Мама этого не касалась, она придумывала эскизы, подсказывала нам, как должны выглядеть лекала, что мы должны получить на выходе в зависимости от материала, который будем использовать, как поведет себя определенная пряжа в сочетании с определенной машиной. Всеми техническими моментами сейчас занимается она, мы пока только учимся у нее. Сестра Нелли тоже нам помогает, она, например, участвовала в съемках нашей коллекции Vintage. А папа занимается доставкой, он нас отвозит, привозит, помогает при транспортировке пряжи.

МБ: В ваших вещах чувствуется синтез Скандинавских и Российских традиций. Он действительно существует?

П: Вся наша семья очень любит Скандинавию, и так вышло, что мы живем к ней очень близко. Я люблю Швецию и шведский подход к дизайну, то, как шведы носят самые простые вещи, а смотрится это очень стильно. У Скандинавов, к счастью для них, есть много брендов, которые выпускают простые и качественные вещи. Например, Norse Projects - это для меня идеал фирмы, которая делает хорошие вещи для такой погоды, как у нас и в Скандинавии. Там ведь тоже постоянно ветра, дожди, и они производят очень красивые свитера и дождевики.

МБ: Так сложилось, что простые вещи из трикотажа у нас еще можно найти, а вот небольших брендов, которые занимались бы производством минималистичных вязаных вещей действительно мало. Как рождается дизайн вещей?

П: Каждая вещь родилась по-своему. Когда мы приступили к созданию первой коллекции свитеров, мы думали о людях, о том, что они в холод надевают что-то под шерстяной свитер, поэтому длинный рукав тонкой кофты или водолазки должен помещаться в рукав свитера. Мы достали наши самые любимые стандартные свитера, взяли от этих свитеров самое лучшее. Получается, что мы на основе любимого сделали что-то свое любимое. Первые свитера были изготовлены из меланжевой шерсти. Мы хотели, чтобы они были яркие, не просто из однотонной пряжи и пришли к выводу, что меланж, идеально подойдет. Пряжу искали долго, проблема в том, что мы не могли себе позволить 300 кг или тонну пряжи, а обычно ее продают именно такими партиями. Наконец мы нашли поставщика, который мог продать нужное количество – 60 кг. И пряжа была идеальная – итальянский меланж, довольно яркий, 80% шерсти. Заказали пряжу, получили и отправили ее производство.

Кадр из первого лукбука Isthmus. Полина Дернова в зеленом меланжевом свитере.
 
МБ: Как вы нашли деньги на запуск, как вы все просчитали?

П: Мы начали думать о создании Isthmus с весны 2011 года. Мы создавали концепцию, придумывали основные вещи и наткнулись на лекцию «Oh, my», которая проходила в начале мая. Это была лекция о том, как своими силами построить бизнес в России. Нам она очень помогла, потому что ребята из «Oh, my» очень подробно рассказывали о том, как они начинали, с какими проблемами сталкивались, как найти производство, с какой курьерской службой лучше всего сотрудничать. После этой лекции, у нас разложилось по полочкам, с чего начать и как продолжить собственное дело. Мы поверили в себя и в то, что все возможно. У нас были свои небольшие накопления, остальную сумму нам одолжили друзья. Начали готовить документы на регистрацию, выбирали между ИП и ООО и остановились на ИП. Параллельно искали пряжу. На все поиски и регистрации у нас ушло около шести месяцев. Мы поняли, что производственных предприятий, которые занимаются вязаными вещами у нас всего три-четыре. Швейных производств много, а вязальные найти проблематично. Думаю, в итоге мы выбрали идеальный для нас вариант. Ведь мы выбирали не только производство, но и людей, которые на нем работают, это очень важно для успешного сотрудничества. Весь процесс – регистрация фирмы, поиск производства, поиск пряжи занял месяцев семь. Предполагаемая дата выпуска первой коллекции сместилась примерно на месяц.

МБ: Возникали еще какие-то непредвиденные сложности?

П: Как ни странно, были проблемы с бирками. Бирки с составом дались нам легко – они были сатиновые, довольно простые, а с основной биркой было сложнее. Оказалось, что найти широкую хлопковую ленту, чтобы напечатать на ней бирки, практически невозможно. Тогда в мы стали искать киперную ленту, нашли ее, почему-то, в месте, которое занимается производством оборудования и строительных материалов. Но появились другие проблемы – киперная лента не гладкая, она фактурная, и нигде не было прессов, которые могли бы напечатать на ней наш логотип, такое место нашлось только в Москве, пришлось печатать там, и процесс затянулся. Свитера уже были готовы, а мы все еще мучались с этими бирками. Потом мы наконец-то получили эти двести метров отпечатанной ленты, и отдали ее на производство, там бирки пришли к свитерам, и мы получили первую партию нашей одежды.

Логотип Isthmus на киперной ленте для свитеров из первой коллекции.
 
МБ: Какие действия вы предприняли первым делом?

П: У нас к этому времени был готов сайт, мы его запустили и сделали новость о том, что первая коллекция готова. Лукбук снимали у нас, в Зеленогорске, в горах и на заливе, пару фотографий отсняли в городе. Запустились в начале декабря, а в середине декабря подписали договор о сотрудничестве с «Oh, my» - это было первое место, где начали продаваться наши вещи. Постепенно список магазинов стал расширяться, а в конце декабря была очень удачная зимняя ярмарка в «Тайге», там было много народа и настоящее рождественское настроение, мы сделали красивый стол, друзья напекли для нас печений в форме оленей, медведей, зайцов, разрисовали их кулинарными фломастерами, написали Isthmus. Все очень хорошо прошло, мы продали много свитеров, и шапок, получилось, что это была наша первая мини-презентация и первое личное знакомство с покупателями.

МБ: То есть с реализацией у вас все сложилось удачно?

П: Да, очень. Со всеми магазинами, в которых мы мечтали продаваться, мы поработали и сейчас продолжаем работать. И все магазины, в которых продается Isthmus - это те магазины, которые нравятся нам самим.

МБ: А как вы формировали цены на вещи?

П: Мы исходили из нормальных по нашему мнению цен на аналогичные вещи. Из цен, которые мы считаем приемлемыми для вещи такого качества. То есть для свитера из 80% шерсти две с половиной тысячи рублей – это нормальная цена. Мы очень любим шерстяные свитера некоторых скандинавских брендов, они бывают с красивыми узорами, из очень качественной пряжи и стоят в рублях около пяти тысяч. В целом, мы считаем, что хорошо справились с вопросом ценообразования. Да и вообще, за этот год мы получили колоссальный опыт  и в личностном, и в профессиональном плане, и мы верим в то, что все было очень не зря.

МБ: Как вы придумали название? У вас в названии семь букв и из них пять – согласные. Оно не показалось вам сложным?

П: Мы решили, что, раз мы с Карельского перешейка, мы должны взять что-то от нашего Зеленогорска. Напрашивалось его старое название – Терийоки. И у всех поселков, окружающих Зеленогорск, у всех мест, озер есть старые финские названия. Мы сели и начали искать, как все это раньше называлось, многие старые финские названия были дико непроизносимыми, с кучей согласных букв. Мы очень хотели взять что-то из старины. И тут на глаза попалось английское название «Karelian Isthmus», оно нам очень приглянулось, мы походили какое-то количество дней, переваривая его в уме, и поняли, что оно подходит нам идеально. Пусть в нем много согласных, но это очень красивое сочетание букв. Да, возникают проблемы с тем, как люди произносят это слово (примечание: читаем «ист-мус», с ударением на первый слог) и возможно, оно запоминается не с первого раза. Но мы очень полюбили это название, оно абсолютно такое, как мы хотели.

Кадр из первого лукбука Isthmus. Природа Карельского перешейка.


 
МБ: Ваша коллекция шапок с соснами, к тому же, напрямую обращалась к природе этих мест.

П: Да, рисунок, изображенный на них - наш логотип. Им тоже занимался брат, он использовал природу Карельского перешейка – того места, где появился Isthmus. Антон нарисовал стандартный Зеленогорский пейзаж с сосной, заливом, озером, отсканировал его – и логотип был готов. Даже сам наш рисунок был нарисован вручную. Мы думали о шапках и решили, что это слишком просто – сделать шапку, на которой будет написано Isthmus. Это красиво, интересно, но как-то уже избито. И тогда мы решили, а почему бы не сделать логотип? Поговорили с конструкторами на производстве, они отвязали образцы, после их получения мы внесли изменения по размеру рисунка, доминирующим цветам. Причем само производство было заинтересовано сделать такие рисунки, потому что обычно они такого рода вещами не занимаются, не вывязывают. Эти шапки у нас очень быстро распродались и многие люди писали, что мечтали о такой шапке давно. Сейчас мы снова думаем о производстве шапок с логотипом и выбираем цвета. Мой идеал – зеленый и фиолетовый, еще мы хотели бы что-то яркое, вроде рыжего, и красный цвет точно надо оставить в линейке. Но все зависит от того, какую пряжу нам удастся найти. К сожалению, сейчас пряжа дорожает на глазах, но мы постараемся оставить цены на прежнем уровне.

Коллекция шапок с логотипом Isthmus.

























 
МБ:  А технологически сложно вывязывать рисунки?

П:  Сложнее сделать образцы. Для этого специальный конструктор собирает рисунки, схема технологически сложная, занимает много времени. Он настраивает машину, она потом вывязывает рисунки, поэтому сложнее всего собрать первый экземпляр и потом его изменить.

МБ: Цех, с которым вы работаете, легко производит вещи небольшими тиражами?

П: В первой коллекции было в районе ста свитеров, а свитеров в коллекции Vintage вообще было меньше тридцати. Конечно, производству это не очень выгодно, но им было очень интересно с нами поработать, потому что мы предложили им сделать вещи, которых они никогда до этого не делали. Обычно они работают совершенно в другом направлении.

МБ: В каком? Что они обычно производят?

П: Они вяжут более стандартные вещи, для другой возрастной категории, не для молодежи. Особенно их удивили шапки с соснами, они показались им очень необычными и сложными. Мы потом пытались приносить и более сложные рисунки, но, оказалось, что пока технологически на нашем производстве их невозможно вывязать, пока такое делают только в Китае и Японии. В Японии есть сумасшедшие хайтечные производства, на которых вывязывают все, что угодно, а к нам эти технологии пока не проникли.

МБ: А вы не задумывались в этой связи о сотрудничестве с Китаем или Японией?

П: Нет, для нас полный контроль качества очень важен, и еще нам очень нравится, что на наших бирках написано «Made in St. Petersburg». Из-за этого мы даже не рассматривали вязальные производства в Москве и других городах. Они есть, и, возможно, на каких-то из них условия сотрудничества даже удобнее, но нам очень важно контролировать процесс полностью и создавать вещи в городе, в котором мы живем.

МБ: К тому же пока производство осваивает навыки работы с рисунком, вы можете поработать с узорами.

П:  Да, мы так и сделали, выпустили, например, коллекцию шапок с косичками. Косичка – это стандартный узор, которого почему-то немного на рынке. Стандартная косичка присутствует и в нашем детстве, и в молодости наших родителей. Это шапка, которая когда-то у всех была, всем нравилась и ко всему подходила. Она же отчасти и классическая, и спортивная, и мальчикам, и девочкам. Мы поняли, что хотим косичку. Захотели – седлали. Это вообще здорово – иметь возможность делать то, чего тебе хочется. А коллекция Vintage by Isthmus началась с того, что мы наткнулись на статьи об ирландском кружеве. Ты знаешь, раньше в Ирландии делали платья с ног до головы вывязанные из кружева. В Ирландии был кризис, и женщины, чтобы помочь своим семьям, занимались на дому такой сумасшедшей ручной работой, этим они спасались от голода и бедности. Мы насмотрелись на ирландскую красоту, а дело как раз подходило к лету, и мы решили сделать что-то воздушное и  хлопковое. 

Кадр из лукбука Vintage by Isthmus.


 
МБ: Хлопковую пряжу было найти проще, чем шерстяную?

П: Нет, но в итоге мы нашли то, что хотели и сделали стандартные узоры – ромбики, полоски. Все очень простое, легкое, белое, подходит для лета, для весны и для зимы. Можно как свитер носить, а можно как платье, можно вниз ничего не надевать – он ажурный, но не просвечивает. И состоит из белого воздушного хлопка. С этих свитеров мы начали отдельную небольшую линию Vintage и будем потихоньку к ней снова обращаться, это наша маленькая женская линия.

МБ: Расскажи о ваших планах. Мы знаем, что их у вас много.

П: Планы у нас большие. Даже, например, в том, что касается одних шапок – у нас сейчас куча эскизов, самых разных: с узорами, без узоров, с рисунками, с помпонами. Эскизов много и на шапки, и на шарфы, и на варежки, и на носки, и на гетры. У нас будет новый опыт – как правильно сделать варежки, как правильно сделать перчатки. До Нового года мы хотим выпустить коллекцию аксессуаров, и пока не знаем, что именно из этих заготовок в нее войдет. А после Нового года снова выпустим свитера, это будет продолжение нашей стандартной линии – простая вязка, простая форма, простой цвет. Планы у нас большие, но пока многим из них мешает отсутствие нужных машин и навыков у сотрудников производства.

МБ: Получается, у вас сейчас нет конкурентов, - похожих независимых брендов, которые занимались бы производством именно вязаных вещей?

П: Пока мы не встречали таких. По крайней мере, в Санкт-Петербурге. Но если они появятся, я думаю, это будет нас подстегивать, появится какое-то движение, и это будет хорошо и полезно. Нам было бы интересно общаться с людьми, которые преследуют цели, похожие на нашу. Вряд ли кто-то начнет делать в точности то же самое, все равно это будет что-то свое.

Isthmus в каталоге Мыльная Белка

 
Купить вещи Isthmus: 
онлайн »» http://www.mbelka.ru/women/all/isthmus.html
офлайн »» СПб, Лиговский пр. 50, корпус 12, мансарда, офис 54, телефон (812) 980-11-66.


Комментариев нет:

Отправить комментарий