30 сентября 2012 г.

Знакомство с брендом: МЕЧ [Одежда по доброте]



Неделю назад в Мыльной Белке стартовали продажи лимитированной коллекции Санкт-Петербургской марки МЕЧ. В честь этого события Белка поговорила с основателем марки МЕЧ Андреем Дугиным о том, как создать свою марку одежды с нуля, как найти свою целевую аудиторию и как распродать коллекцию за один месяц. А еще о здоровом образе жизни, дружбе, добре и человеколюбии.  


МБ: У вас недавно вышло видео.

А: Его сняла подруга наша, Алина Пасок. Она, кстати, сняла нам четыре ролика за два дня. Алина девочка очень крутая, добрая. Жила в Москве, снимала клипы для Басты, потом приехала в Петербург, открыла тут видео-агенство, у нее недавно вышли клипы для Animal ДжаZ и Alai Oli. Скоро выйдут для Guf и для Смоки Мо. У нее несколько клипов с миллионными просмотрами.

МБ: А вы как на нее вышли?

А: Я ее нашел случайно в Интернете. Я же верю в то, что добро побеждает, поэтому написал ей, попросил снять клип. А как раз в это время на одном медиа-портале вышла статья про нас с другом, Мишей Семеновым, о том, что мы вегетарианцы и боксеры…

Со-основатель МЕЧ Андрей Дугин
МБ: Ты боксер?

А: Ага, я же тренер по тайскому боксу. У меня была группа, я ее год тренировал, но такая штука, если удовольствие перетекает в работу, оно просто превращается в труд, экспрессия пропадает. Было время, когда я ничего не видел кроме тайского бокса и тренировался по два раза в день шесть дней в неделю. Так вот, а у Алины друг занимается тайским боксом, мы разболтались, и она согласилась снять нам видео.

МБ: Видео про скейтеров нам понравилось очень. Дети хорошие там.

А: Да, изначально была задумка, что мы возьмем детей. Приехали на Московскую, увидели малышей, подошли, познакомились и сняли видео с ними. Сценария не было, мы просто пошли снимать то, что получится. Единственное,  мы попросили их показать факи, но рожи они уже сами корчили и факи за милую душу показывали. Было круто - полная импровизация.


МБ: Потом общались с этими малышами?

А: Мы подарили им футболки, а один из них, Ян, написал нам потом: «Чуваки, давайте, берите нас под спонсорство, я буду катать за вас, представлять вас вообще везде». Мы думаем его поддержать в любом случае и еще снять какие-то видео чуть позже, но как бы, спонсорство – это слишком громкое слово.  

МБ: А расскажи про аудиторию вашу. Вот ты не пьешь, например, и мясо не ешь.

А: Мы стрейтэйджеры.

МБ: Хорошо, что ты это сам сказал.

А: Да, и для нас это суперважно. Аудитория у нас, естественно, не такая, не все стрейтэйджеры, да мы и не хотим к этому идти. Мы не выражаем открыто эти взгляды. У нас даже ни разу не было принта, который пропагандировал бы эти вещи.

МБ: Но изначально вы все равно стрейтэйджеров представляли как целевую аудиторию?

А: Я представлял разных людей, но не представлял панков. По той причине, что на панк-роке не заработаешь денег, а любой труд человеческий должен как-то вознаграждаться. Кто-то из друзей нас, конечно, очень поддерживает. Вот подруга есть у меня, она покупает каждый раз и не по одной вещи, кому-то из друзей мы дарили вещи. Мысль изначально была такая – надо что-то делать.

МБ: А почему тогда именно одежду?

А: Даже не знаю, я сам работал в Pull and Bear, и мне не нравился тотальный клонизм людей: H&M, Topshop, Pull and Bear, они общую массу заполнили. Вещи-то хорошие, но качество у них плохое, потому что цена дешевая. Я, работая в Pull and Bear, вдохновился историей Амансио Ортега, который создал всю эту компанию, потому что хотел, чтобы небогатая молодежь тоже выглядела модно.

МБ: А у вас как все начиналось?

А: Это было весной 2011. Мы взяли у Жени Яковлева из Москвы 20 000 рублей в долг, это был супер-стартап! Наверное, самый большой из всех существующих ныне. Недели две-три мы трепались еще потом: просто сидели, болтали, рисовали принты. Потом мы накупили в Финке толстовок, футболок, лонгсливов. Мы покупали их у фирмы официально, но проблема в том, что если из Финляндии везешь, тебе надо пройти через красный коридор, чтобы поставить штампы. Через этот коридор надо везти на своей машине, на маршрутке никак. А у нас машины не было. И мы думали – как же мы повезем это все? А у меня друг работал на пароме «Принцесса Мария». Я его попросил помочь нам. Но на паром нельзя тащить много вещей. А у нас было около ста вещей, мы их по одной сумке переправляли на паром. Вообще, в этом во всем была какая-то удача. Мы вернулись в Питер с вещами, знакомые ребята посоветовали нам Андрея – мы у него до сих пор печатаем принты. Мой друг Дима Кисель нарисовал бородатого мужичка – это и была наша первая футболка. Все остальное доделали за две недели, и вышла первая коллекция МЕЧа, мы назвали ее «Яркие моменты».

МБ: Рады были?

А: Да, было столько эмоций. Поехали с друзьями в «Лосево», набрали всякой еды, кучу фотоаппаратов. Очень круто поснимали вещи в воде, покупались сами, измочили все. 

Лукбук первой коллекции принтов МЕЧ

В электричке сняли наше первое видео. Там друг говорит: «Да, МЕЧ, я покупаю, качество хорошее, все надежно». Потом в студии сняли первый более-менее серьезный лук, выложили в сеть и почти сразу стали продавать вещи, отправлять по России, просто встречаться в Питере. Первую коллекцию продали уже к августу.

МБ: Как вы цены начали формировать?

А: У нас первые цены были очень низкие: футболки по 350 рублей, свитшоты по 700 рублей, худи по 800 рублей. Мы купили эти футболки в финке по 2, свитшоты по 7, худи 8. Это же очень просто: ты купил футболку за 80-100 рублей, за 50 напечатал принт – итого 150. Плюс твои затраты – дорога и все такое. И выходит, что 350 рублей – это двойная наценка. А куда больше двойной наценки? Это уже все - край. С толстовками то же самое – 700 рублей – оптимальная цена. Лонгсливы стоили у нас по 450.

МБ: То есть наценка была 100% примерно? Вы окупились?

А: Да, мы ушли в ноль и заработали где-то 20-30 тысяч сверху. Потратили их на новую коллекцию в августе. С Финляндией и таможней опять были проблемы, но мы все же выпустили вторую коллекцию принтов на финских вещах. Из нее мы многое продали на Ракета фест в августе. Решили выпустить третью, в ней были крутые принты: парень со скейтом, толстовки с якорем. Где-то осенью, мы распродали эту третью коллекцию и решили уже сами шить - устали от нервотрепки с таможней. Заработали мы к тому моменту тысяч 50.

Со-основатель МЕЧ Женя Яковлев в свитшоте МЕЧ
МБ: И решили их потратить на собственную коллекцию?

А: Да, было 50 000, еще друг Женя Яковлев добавил еще 50 000 – захотел помочь. Он хотел только денег дать, но я сказал: «Нет, я так не хочу, мне это не надо, я хочу с тобой вместе все делать», он согласился. Мы хотели уложиться без принтов в 100 000, уложились в итоге в 140 000.






Настя Спичка в футболке МЕЧ X Денис Ostem











МБ: Что было в этой коллекции?

А: Футболки и два вида толстовок. Подруга Настя Спичка из Киева сделала нам лекала, они пришли по почте 9 января. К февралю уже сшили.









МБ: Расскажи про первый производственный процесс.

А: Мы с Женей Яковлевым поехали в Москву смотреть ткани. Нам надо было пошить 100 футболок и 200 толстовок. Но за 300 вещей  не многие хотели браться, тогда нам снова повезло – друг дал нам контакты приятеля, который шил где-то маленькие тиражи. Так мы познакомились с Гульнарой – у нее был хороший ценник, и сшила она в итоге все очень качественно. Бирки делали тоже в Москве, тянули очень долго, а мне надо было уже возвращаться, повез все без бирок. Потом их Женя забрал. На самом деле, сам процесс доставляет намного больше удовольствия, чем продажи и все, что потом. Когда ты лазаешь, смотришь, щупаешь ткани, выбираешь цвета, смотришь нитки, кнопки, молнии – это круче. Чувствуешь, что занимаешься творческим процессом, а за этим мы и рвались. 

Свитшоты из первой самостоятельной коллекции МЕЧ
МБ: Получается, всего у вас за один год 6 коллекций вышло.

А: Получается так. Мы  еще после того, как отшили первую коллекцию, познакомились с Денисом. Денис Ostem  - иллюстратор из Гомеля, он нам для весенней коллекции нарисовал принт с козлом. Второй принт  с котом нарисовал очень талантливый художник Дима Tрс, он панк такой. А я сам нарисовал принт со слоном для футболок. Всего было 3 принта, с ними мы в марте-апреле выпустили четвертую коллекцию. Потом Денис предложил работать вместе над брендом Ravel. Мы сделали лимитированную совместную коллекцию МЕЧ Х Ravel, в ней было всего 30 футболок и 20 толстовок, потом мы их продублировали.

Свитшот МЕЧ с принтом Дима Трс


























МБ: А следующая, пятая коллекция была с этим знаменитым китом?

А: Да, там были кит, волк и меч, мы выпустили ее в мае. А фабрику, где отшивались, мы к тому времени сменили, - захотелось еще улучшить качество. Теперь шьем все в одном месте – и вещи, и бирки.

Футболка из совместой коллекции Ravel X МЕЧ
МБ: А вы не думали отшивать вещи  в Китае, например, как многие это делают?

А: У нас самого начала была позиция – мы не будем шиться в Китае, принципиально. Не то, чтобы я патриот, но почему-то шить вещи я хочу именно здесь. В этом есть какая-то фишка. Все вывозят производства за рубеж. А зачем способствовать безработице в своей стране? За те же деньги, что и в Китае, ты можешь шить здесь, плюс здесь ты можешь контролировать весь процесс.

МБ: Ты и в Китае можешь его контролировать. Поехать и жить там, ходить на фабрику, следить за всем процессом.

А: Но это же затраты еще на поездку. И если объемы у тебя маленькие, то вещи в конечном итоге будут стоить дорого. Мы пытаемся придерживаться среднего ценника. Наши покупатели привыкли уже, что у нас дешево и качественно, и поэтому берут у нас снова. Мы пытаемся подогревать интерес к вещам не высокой ценой, а лимитированностью. Чтобы люди брали вещи, потому что их мало.

МБ: Какие у вас планы в идеале?

А: В идеале – парочка магазинов, свой швейный цех и друзья, которые работают рядом. Это идеал. Если ко мне придет друг, как Денис из Ravel,  я ему всегда помогу. Вот Денису надо было помочь – и мы ему нашили шорт, футболок, сделали совместную коллекцию, его стали узнавать, часть наших клиентов стали его клиентами, и вроде бы у него дело пошло. Я бы рад был, если бы каждый из моих друзей как-то влился в наше дело. Хотя я не хочу быть боссом.  
 

МБ: А представь, вот приходит такой мужик и предлагает инвестиции МЕЧу. Ты что ему скажешь?

А: Сейчас сложно сказать. Если стилистика останется та же, может и соглашусь. Я пытаюсь не жить только голубыми и розовыми идеями. Я не один, нас трое и решать будем вместе. Смотря, что за мужик, чего он хочет. У нас такая жизненная позиция – все что ни делается, все к лучшему. Если что-то оставило в моей жизни след, я не хочу это менять. Те эмоции, которые я испытал с друзьями, купаясь в море, ночуя под грозой в палатке в кустах в окрестностях Вены, - я их не испытаю завтра, но они остались в моей жизни. Это и есть те самые «Яркие моменты», как в названии первой коллекции. А сейчас у нас коллекция называется «Все на самом деле проще, чем вы думаете», и это тоже осмысленно. Если честно, создать свой мини-бренд или магазин, заняться своим делом – это просто. Надо просто взять и пойти.

МЕЧ в каталоге Мыльная Белка


МБ: Классно, что ты эту фразу «Все на самом деле проще, чем вы думаете» не используешь как афоризм, а к конкретным вещам применяешь.

А: Конечно, она об абсолютно конкретной вещи. Все ничуть не просто на самом деле. Хотя надо пробовать. Не имея ни знакомств, ни знаний в этой среде, начинаешь туда влезать, имея в кармане чужие 20 тыс рублей. А потом, бац, – видишь, как люди ходят по городу в твоей одежде. И тогда ты понимаешь – да, куча сил и нервов. Но все же – это довольно просто.

Купить одежду МЕЧ: 
онлайн »» http://www.mbelka.ru/unisex/all/mech-clothing.html
офлайн »» СПб, Лиговский пр. 50, корпус 12, мансарда, офис 54, телефон (812) 980-11-66.

Комментариев нет:

Отправить комментарий