13 декабря 2012 г.

Знакомство с брендом: Реченька [В поисках природы]

Лена и Вадик Растягаевы создали марку Реченька всего год назад, но уже сейчас понятно, что если вы хотите стать ближе к природе при помощи свитшота, то Реченька - это для вас. Мы взяли интервью у Лены Растягаевой довольно давно, но материал ждал подходящего случая, а теперь их даже два: на нашем сайте стартовали продажи коллекции Репино, а The Village номинировал Реченьку в соревновании на лучшую марку одежды года. Из интервью с Леной вы узнаете о магии сибирской природы, медведях в можжевельнике, востребованности китов и многострадальности Реченьки.


 
МБ: Мы так любим ваше название Реченька, расскажи о нем.  
                                  
Лена Растягаева: Над названием мы думали не очень долго. Мы хотели, чтобы оно было короткое и обязательно русское. Чтобы оно было милое, простое, не английское, мне совсем не нравятся английские названия.

МБ: А почему хотели именно русское название? О русском потребителе думали?

Л: Я тогда совсем не думала о потребителях. Я думала о людях, которые могут это купить, и я видела таких в числе своих друзей. Такие люди, как мои друзья, такие как я. И отчасти это эгоизм – как нравится, так и называешь.

Инсталляция Реченька на арт-проекте «Начало» AFW 2012

 
МБ: А у тебя самой с вещами какие отношения? Где ты одеваешься?  
                                  
Л: Я люблю одежду, еще в садике надевала какие-то юбки на голову и на плечи, ходила, веселила всех. Я одеваюсь в секондах, на Уделке, в каких-то масс-маркетах, в зависимости от того, что нужно. Шью сама. Еще я каждый год приезжаю к бабушке и роюсь в ее гардеробе, всегда что-нибудь новое нахожу. У меня много ее блузок, и я даже собираю блузки и рубашки, сейчас их около двадцати.

МБ: Значит история «дать вещи вторую жизнь» - это про тебя.

Л: Да, я не люблю новые вещи. Кроме тех, которые действительно нужны. Не люблю ходить по магазинам, это всегда так тяжело. Мне ничего не нравится, на мне все так плохо сидит, у меня куча комплексов. Я не фанат, не могу пойти по магазинам, чтобы просто поглазеть, на Comme des Garcons даже.

Проект Elaisa Mountainman с участием свитшота Реченька

МБ: А какой была первая вещь, сшитая тобой лично?

Л: У меня был медвежонок, и я шила ему разные комплекты одежды: зимний, осенний, летний, а еще распорола его, вшила карман и складывала туда конфеты. Но чаще перешивала что-то. А вообще, я всегда рисовала, лет с шести. Я ничего другого не умею делать.

МБ: Но рисовать можно все что угодно и по-разному это можно применить, почему ты стала заниматься именно дизайном одежды?

Л: У меня с живописью, раньше было хорошо, я думала, что я живописец. Потом поняла, что нет. И цвет – это не мое сейчас. Это даже видно по всем вещам, которые я делаю. Рисую я линером или простым карандашом. Иногда, конечно, бывают периоды цвета, когда цвет сам приходит.

МБ: Значит, есть шанс, что у Реченьки появится цвет?

Л: Я думаю, что да. Даже в процессе создания коллекции «Репино» уже была идея обрабатывать отдельные области цветом и делать яркие разводы, похожие на бензиновые. Черный рисунок на белом фоне и вдруг - такое яркое пятно, красное или желтое. Пока руки до этого не дошли, но мы попробуем.

Лена Растягаева в свитшоте с вышивкой из будущей коллекции

 
МБ: И вот так от живописи ты ушла в графику. Но в графике тоже многое возможно, можно быть иллюстратором, например. Все же, почему одежда?

Л: Это решение произошло не сейчас, давно. Мне кажется, это именно то, что я чувствую и умею. По крайней мере я еще не потеряла интерес к форме, конструкции, членениям. Я вижу во всем этом смысл, применимый к жизни.

МБ: То есть для тебя очень важна именно конструкция вещей, членения и прочее.

Л: Потому что самое главное, чтобы я видела вещь, а без представления конструкции ее увидеть невозможно, она не будет вещью. Я делаю макет, мы его тестируем на себе, смотрим как сидит, дорабатываем. Потому что, если мы будем идти по-другому, если будем шить на отработанных кем-то лекалах, это не будет моим делом.

МБ: И притом, что исходишь ты из конструкции, ты не придумываешь нереальные вещи, сшитые из двадцати деталей, хотя могла бы, а стремишься к максимальной простоте.

Л: Я всегда была минималистом. Когда училась в ОГИС, я считала себя в группе таким, середнячком, хотя училась на пятерки, минималистом-середнячком. Это все меняется со временем. Может так сложиться, что лет через пять я буду шить какие-нибудь сложные пальто.

МБ: В каком году вы с Вадиком начали производить одежду под маркой Реченька?

Л: 13 ноября был год. В этот день мы открыли сайт с тизерным видео Реченька. Мы запустили его в семь утра на полу на кухне. Сайт сделал Вадик. К тому моменту у нас была готова небольшая первая коллекция из десяти свитшотов, они все были разные, ее отшила наша подруга Света Ткаченко.

Вадик Растягаев, со-основатель марки
 
МБ: Вам же нужны были деньги на запуск? У вас был бизнес-план?  
                                  
Л: У нас было двадцать тысяч, их мне дала мама. Конечно, мы посчитали, сколько будет стоить ткань, сколько мы заплатим за пошив, посчитали, сколько все это будет стоить, и сколько мы отобьем. Но «отобьем» -  это означало потратиться на следующую коллекцию. На вырученные деньги мы сшили вторую коллекцию, уже в два раза больше. Из первой коллекции стали очень популярны свитшоты с китами, был большой ажиотаж, и мы повторили семь штук из первой коллекции, черно-белых, черных и меланжевых, их быстро раскупили. И мы тогда выпустили коллекцию из тридцати семи свитшотов с разными животными. Их мы шили уже не дома, а на фабрике.

МБ: Вы от китов, наверное, сами не ожидали такого ажиотажа? Как вы поймали эту волну, поняли, что это станет настолько актуально?

Л: Мы поняли это уже когда отшили их. И до сих пор все спрашивают у нас про китов и хотят, чтобы мы их снова отшили. Мы это действительно скоро сделаем снова.

Свитшоты из коллекции Полюс

 
МБ: А ты не боишься такой штуки, что вы станете воспроизводить популярную модель и придете к тому, что она перестанет быть популярной и просто не распродастся?

Л: Мы сошьем их еще только один раз и ровно в таком количестве, чтобы хватило тем, кто их очень ждет, - примерно штук сорок. Я очень не люблю, когда вещи залеживаются, не продаются сразу. У нас была партия свитшотов, которые, как мы потом узнали, закатывались в течении первой недели носки. Мне было безумно стыдно за это, и до сих пор мне неловко. Оставшиеся свитшоты продавали с большой скидкой, а последние несколько штук вовсе подарили друзьям. Ткань мы, конечно, сменили, и у нас обязательно будут доработки к этим свитшотам. Они будут поменьше, потому что предыдущие для многих девочек были огромными. Это была моя конструкция, до которой я дошла, потому что очень люблю объемные, стоящие колом вещи. Эти свитшоты подходили и мальчикам, и девочкам, были проблемы только с высокими парнями, которым был коротковат рукав.

МБ: Ты как потребителя парня воспринимаешь наравне с девушкой?

Л: Все даже наоборот. Я с третьего курса шила вещи только для мальчиков, у меня вообще не было женских выкроек. Все наши свитшоты также сшиты по мужских лекалам и мне это очень нравится. Там большая спина, и приятный объем, который красиво смотрится в толстой ткани.

МБ: То есть тебе чисто эстетически мужские вещи и их пропорции нравятся больше?

Л: Да, и особенно я люблю такие вещи на худых девочках. И сама я ношу мужские вещи, у меня их много.

МБ: Давай поговорим о художнике Реченьки Ире Горляковской. Она же для Реченьки очень важна.

Л: Мы учились вместе на костюме в ОГИСе, но она постарше меня на 2 курса. Ира - прекрасный художник. У нее всегда была очень красивая графика и мы сошлись на рисунках животных и растений и начали развивать эту тему. Ира всегда предлагает много вариантов, мы советуемся и выбираем какие-то окончательные. Я полностью ей доверяю. Только говорю про формат, и все. И потом она показывает шедевр.

Ира Горляковская в свитшоте Реченька

 
МБ: А почему ты сама не рисуешь принты, если ты в принципе рисуешь?

Л: У Иры так много идей, просто через край. Мне очень нравится все, что она делает. И потом, если я буду делать все сама, я вообще с ни с кем не буду общаться. А я хочу сотрудничать с людьми. Для меня важна среда. Но, наверное, именно такая среда, которую выбираю я.

МБ: Для тебя Реченька – это и коммуникативный инструмент в том числе?

Л: Да, конечно, это общение с миром. Оно не было первоцелью, но я это замечаю. И то, что мой круг общения в какой-то степени завязан на Реченьке – это подтверждение того, что все идет правильно. Когда занимаешься каким-то делом, но понимаешь, что люди в среде, где ты им занимаешься, - не те, начинаешь чувствовать подвох. Любая профессия складывается из людей определенного склада.

МБ: На сайте Мыльной Белки стартовали продажи коллекции футболок Репино. Нам кажется здорово, когда дизайнер после создания коллекции описывает свой мудборд, - все те вещи, которые вдохновляли его. Опиши мудборд для Репино.

Л: Мудборд для Репино – это многострадальность, первое слово. Потому что это уже полгода длится. Куча трудностей, куча проблем, куча всего, - черный квадрат Малевича. По поводу музыки, я стала слушать много классической музыки и оперы, слушаю радио с французской классической музыкой France Musique. Еще для описания мудборда «Репино» есть явная вещь –  это лес. На принте изображены три медведя, две совы, кедр, можжевельник. У Иры большая любовь к северу, она хочет жить где-нибудь в горах, причем, в холодных и ходить на лыжах в горы. А я в сентябре много каталась на велике и уезжала в Репино на электричке одна, иногда не одна. Там море. Море – это прекрасно. И у меня еще была истерика по поводу нехватки природы, я стала задыхаться и в июле поехала к себе в Славгород на Алтай, поливала грядки. Я серьезно задумывалась о том, чтобы уехать жить в доме на земле, разводить животных. Вот ты живешь на земле, работаешь, видишь результат. А когда ты проводишь время над мыслями о моде, тканях, - это более искусственное. В этом смысле, то, что люди ходят в одежде Реченька удерживает меня в городе и в деле. Мне всегда нужны подтверждения того, что результат у моей работы есть.

Лена Растягаева в футболке Репино

 
МБ: А переживания связанные с созданием коллекции, они ушли после запуска Репино, ты освободилась от них, или все еще продолжается?

Л: Нет еще, пока я не увижу, что эти футболки нравятся людям, что все было не зря, я не освобожусь. В этой коллекции много раз встречалось изобретение велосипеда. Мы взяли не очень стандартную ткань - интерлок. Она больше подходит для детского белья и пижам. У обычных футболок такая вязка: с одной стороны лицевые петли, с другой изнаночные, а у этой ткани лицевые с двух сторон, поэтому она с обеих сторон гладкая. За счет этого у нее очень хороший теплообмен с телом, и зимой будет носить очень круто. Изначально мы хотели брать полотно и принтовать его, сделать, таким образом, ткань с нашим принтом и из нее уже кроить. Получилось бы, что каждая футболка уникальна и не похожа на другую. Но никто за это не брался, потому что это нереально, на самом деле. Мы пытались сделать все сами и пропечатать ткань дома. Надышались краской и растворителями, отравились. От такого процесса остается много ядовитых жидкостей, их даже нельзя выливать в канализацию. После всего этого я практически взрывалась изнутри и, чтобы успокоиться, начала вязать. Сейчас вяжу уже шестую шапку. Раньше мне было проще накричать на кого-нибудь, на котов, например. А сейчас я вяжу, и все уходит.

Купить вещи Реченька:



Комментариев нет:

Отправить комментарий